lialu: (лилия)
К. потянулся, поставил чашку из-под кофе на стол и нагнулся, чтобы почесать за ушком Ненависть. Ненависть он держал тут же, в помещении офиса. Это не очень удобно, конечно,  но на первых порах сходило, пока Ненависть была маленькая. К. просто заваливал пространство перед столом, ставил на пол коробки и стопки папок, чтобы никто не видел, что под столом сидит Ненависть. И никто не догадывался. Луч солнца скользнул по рабочему столу. К. посмотрел на Город: блестящие иглы небоскребов в утреннем свете. Мир стекла и стали, который он мечтал увидеть в крови и насилии в тот великий день, когда Ненависть будет спущена с цепи. Ненависть тявкнула. К. Долго пытался дать определение звукам, которые издавала Ненависть, и наконец решил, что Ненависть лает. "Конечно" , - послал К. мысленное одобрение существу под столом. Конечно. Когда допишу отчет.
 Когда?  Каждый день, приходя в офис, К. писал отчет. Это был очень большой отчет, К. даже не помнил, когда начал писать его. У этого отчета не было начала. Если по существу, то у него не было и конца, он нигде не оканчивался и нигде не начинался. Это был бесконечный отчет. Но в то время, когда Ненавить - маленький дрожащий комчек -только появилась, К. еще думал, что сумеет дописать его. Обрадовавшись появлению Ненависти, К. пытался давать ей разнобразные кусочки мяса, но та мяса не ела - жила сама по себе. Тогда К. застегнул на лапе Ненависти раздобытый им наручник, к наручнику привязал крепкую веревку, а другой конец веревки обмотал вокруг ножки стола. Это показалось ему весьма надежным. К. писал свой отчет и радостно думал о днях будущего благоденствия.
Но это утро было утром сомнения.
Что, если он не сможет дописать? Если он не сможет выпустить Ненависть, и мир никогда не погибнет в страданиях и насилии? Если день Гнева никогда не наступит?..К. не помнил, чтобы кто-либо справлялся о ходе написания его отчета или предоставлял ему конкретные сроки написания. К. не помнил ничего такого. Значит, существовала возможность дальнейшего существования этого мира. Этого он допустить не мог, не мог больше ждать окончания отчета. В конце-концов, Ненависть уже достаточно большая..
Медленно, словно удивляясь собсвенной смелости, его рука легла на обмотанную вокруг ножки стола веревку. К. не сомневался, что, как только он отвяжет Ненависть, мир тотчас же наполнится священным насилием, но понимал, что выпускать ее надо осторожно, чтобы эта тварь не попыталась сожрать его самого. В том, что она попытается сожрать его самого,  К. тоже не сомневался - такова природа этой твари.
Все так же медленно, рука принялась развязывать узел. Было восемь часов утра. Начало великого дня.

Мини-рассказы можно считать неплохой тренировкой. А то все равно роман не двигается)
lialu: (бокал)
Струи воды слепили глаза, в одном месте рука соскользнула и  оцарапалась до крови об острый камень – “пока дождь не потечет по венам..”, а в другом, не найдя надежной опоры, я на мгновение повис над пропастью, горько сожалея о безрассудной идее и собственной глупости.         Но, как и предполагалось, лезть пришлось невысоко:  минуя всего лишь  окна четвертого этажа и выступ водостока, ты оказываешься в мире крыш. И, главное, вот она, под ногами, крыша присторйки! Я чувствовал в себе игривую радость расшалившегося щенка. Нет, не то чтобы я рассчитывал увидеть здесь ворон в такой дождь, но по крайней мере, это самое подходящее место для исполнения вороньей песни. Но сперва осмотреться! Крыша пристройки была совершенно плоской, с оградительными выступами по краям, но я не смутился бы,  будь она даже  скользкой и покатой, как спина рыбы-кит. Среди трещин старого черепичного камня и жалких пучков неведомо как выросшей здесь травы ничто не указывало наличие чердачного входа в пристройку, зато на оградительном выступе обнаружилась любопытная надпись: грубыми царапинами на мокром камне значилось  “час Козы”. Что это - условленное время встречи? Для кого-то, как видно, час Козы был очень важным часом… Может, особый знак, а может, и ничего особенного. Ослабевший было дождь вновь припустил с прежней силой. Напомнив себе о цели своего предприятия, я достал инструмент. Гулко-холодное серебро флейты. Дождевые капли, ласкающие ее, как… нет,  я же ничего не знаю об этом ..а что знаю? )


http://www.proza.ru/2012/10/20/2113
lialu: (бокал)
…Видеть и смотреть. Сразу за дверью залы начиналась гулкая пустота коридора, соединяющего северную галерею с южной. Чуть больше дверей, , запах камня и библиотеки. В то время я только начинал изучать переходы Университета, как начинающий хиромант приглядывается к незнакомым линиям руки:  Университет – вены и артерии галерей и огромное сердце – библиотека, бьющееся в ритме неведомой жизни. Я выучил, что коридоры третьего  безлюднее остальных, особенно по вечерам, и полюбил тот особенный запах масел, которым помощники библиотекарей пропитывают книжные переплеты. Но библиотека вовсе не соединялась с пристройкой,  просто ряд  дверей по правую сторону и глухая стена слева… Давно бы пора запомнить – все здание образует симметричный квадрат с внутренним двором и с галереями  на каждом уровне…но, возможно, двери в пристройку имеются на других этажах, если они вообще существуют. Я  выглянул в единственное окно с левой стороны: глухой тупичок, окна пристройки глядятся, один в один, в окна залы, в которой играет арфист. Может, Лиина тоже интересует пристройка?  Никогда не знаешь… А вот это интересно, действительно интересно. Насколько крепко запирают в Университете окна? Оказалось, не запирают совсем – небольшое усилие и дождь врывается внутрь, неся с собой запах сырой земли и летнего вечера. Я высунулся из окна и посмотрел вверх.”Не дури, любой может увидеть тебя, и, кроме того, наверняка есть более безопасной путь на крышу”. Но голос разума часто кажется бессмысленным: встав на подоконник, я ухватился рукой за выступ в неровной стене и начал карабкаться вверх.
lialu: (эскиз)
    - Мне разрешили! – послышался навстречу мне недружелюбный голос,  как только я отворил дверь в сумрак незнакомого мне помещения.
   Это была зала, одна из тех, похоже, что держат  закрытыми большую часть времени и открывают лишь по особым случаям. Длинная и абсолютно пустая, за исключением единственного стула посередине, освещаемая лишь пасмурным светом вечера, слабо проникающим сквозь стекла залитых дождем окон. Дождь звучал в ней отзвуками бесчисленных фраз.
  - У меня есть разрешение,- повторил арфист. Он встал со своего стула и стоял теперь, глядя на меня с недоверием. У него были светлые волосы и холодные голубые глаза, а, может, они были и серыми, сумрак обманчив, но я почему-то подумал, что он  - из Шиу. Хотя бы одна капля Шиу должна быть в крови у обладателя таких странных глаз. Хоть это и кажется невозможным.
   - Нет, я просто…случайно, - я запнулся. – Сидите тут в темноте.
   - Не нужен свет. Я играю дождь.
   Он разглядывал на меня, слегка  склонив голову набок, словно дикий зверек, увидевший  нечто необычное.
   “Дикий зверек может укусить…”.может )
lialu: (бокал)
"Немыслимо!" - дверь захлопнулась  за мной с глухим надгробным стуком ( по крайней мере, именно таким представился мне этот звук тогда); - "От ничтожества к посредственности! И почему я не поцеловал тогда ту рыжую, какой же я был дурак!". Уже знакомая мне бабочка, устав бороться, тихонько примостилась в углу витража. За окнами дождь перешел в настоящий ливень. " Совсем не флейтист!"     Обуреваемый противоречивыми чувствами, я бестолково направился вперед по галерее. ..Несколько страшных  вопросов мучили меня одновременно: есть ли еще на подготовительном курсе студенты, которые никогда не целовались (о более старших говорить не приходится) или я один такой несчастный, стала ли "та рыжая" презирать меня после того, как я не поцеловал ее, хорошо ли целуется сам профессор Каас, и еще мне хотелось переломить свою флейту пополам об голову того же профессора Кааса. И в то же время один  далекий заманчивый образ не отпускал меня: стаи ворон танцуют над грозовым пустырем свой траурный танец...
 Тут стало ясно, что я иду  не в ту сторону: вместо того, чтобы выйти обратно к лестнице, ноги вынесли меня в самый конец галереи, оканчивающейся узкой невзрачной дверью. Повернуть? Но, с другой стороны, я никогда не пробовал открыть эту дверь и...с другой стороны, так приятно просто постоять в переливающейся дождем тишине.Я подождал немного, прислушиваясь. В шуме дождя чудился прозрачный звук арфы. Как ветер на дождевых струнах. Через некоторое время я сообразил, что настоящий арфист, скорее всего, находится за  дверью передо мной.
lialu: (бокал)
..Я совсем не понимал “Темный вереск” в то время.
  - Та-та-та, собачьи бредни! Как же, ах, как же выдувать его правильно?! Откройте десятую песню.
  - Воронью?
  - Воронью, именно. Вы, вообще, ворон видели, молодой человек?
  - Видел, конечно, - ответил я, несколько возмущенно.
  - Ну надо же! Где же вы их видели, позвольте узнать ?
  - Ну…на улице видел.
  - На улице, значит?
  - Да, на дереве.
  - И чем  они занимались на этом дереве?
чем )
lialu: (Default)


http://www.proza.ru/2012/10/20/2113

Целая страница ворда,ага
прямо-таки торжество авторской воли!
lialu: (Default)


http://www.proza.ru/2012/10/20/2113

А что это такое они там пишут,моя прелессть?!
lialu: (бокал)


http://www.proza.ru/2012/10/20/2113

Да,наглый автор рассчитывает,что это  прочтут.
вообще наглый!
lialu: (бокал)
Туда,туда!
http://www.proza.ru/2012/10/20/2113



Нет,создание на фотографии мне не знакомо.
lialu: (бокал)
Тут автор наложал выложил,то что успел написать:
http://www.proza.ru/2012/10/20/2113

Те,кому нужно,не поленятся пролистать до нужного места
Ну а кому не нужно..бывайте))
lialu: (бокал)

nbsp;                                                                      розмарин - от сердечных тревог,изумруд - для памяти.


 - Опять он это нарисовал, - я сворачиваю за угол залитого солнцем коридора, - и тут еще Лейя  -говорит, что не хочет, что терпеть не может, когда он рисует “такое”. Даже просит меня поговорить с ним, волнуется, не заболел ли.

Пусть сама говорит с ним, раз так волнуется. Не в обиду ее будет сказано, но в искусстве она мало что понимает.

Она понимает, просто…

Просто ты никак не хочешь признать, что вы трое – просто комнатные собачонки, готовые выполнить любой трюк по взмаху ее капризной девичей руки. Не три даже, о Небо, четверо! – Лю рассмеялся. – Следы ее готовы вылизывать, в грязи валяться…

Ну хватит! – я слегка разозлился. – Лиин - да, возможно, но я – нет. Ты сказал “четверо”?

Четвертый – шут. И, разумеется, ты, дорогой мой Алас. Не менее, чем они.

Гримса?!Это чудовище?Вот уж никогда бы не подумал, что..

Ты слеп. Каждый вечер он отправляется прошвырнуться к знакомым шлюхам, чтобы хоть немного остыть, а наследующий день он снова смиренной и униженной тенью волочится за подолом ее белого платья. Ах! Ию сказал бы,что Лейя – ваш диагноз.

дальше )

lialu: (Default)
 - Вы...- такой поворот событий порядком смутил мэра, - и вы тоже?
 - Да,я согласен взять на себя всю ответственность за приговоренного.
Человек с козой пристально смотрел на скрипача.В глазах того отразились сначала непонимание,потом узнавание,потом страх и,наконец,ужас.Но скрипач не двинулся с места.Словно зачарованный,он смотрел и смотрел в глаза незнакомца с козой.Какая-то невидимая связь возникла между ними."Как змея на свою жертву жертву", - промелькнуло у меня в голове.
 - В таком случае, - мэр достал платок и смущенно высморкался, - в таком случае право выбирать предоставляется обвиняемому.
 - А по правилам ли это,достопочтенный сэр мэр? - противно-сладким голосом осведомился Ллиас Черный.
 - Полностью по правилам,сэр Ллиас, - мэр отвечал как можно непринужденее, - по старинным халльским правилам.Так каков же ваш выбор,обвиняемый?
Но скрипач продолжал молча смотреть на человека с козой.
Возможно,он уже сделал свой выбор...
 - Я, - мой собственный голос показался мне незнакомым, - готов взять на себя вину обвиняемого и обязуюсь выполнить все соответствующие принятию условия.
Толпа кругом оживилась.Это было уже не просто происшествие,но хороший скандал(подумайте только - под носом у  Черного Герцога!), но и с десяток хороших сплетен за пивным столом.
 - Ооо... - произнес мэр и,не удосуживаясь объяснить,что он имеет ввиду под этим "о",снова полез в карман за платком.Но достал так неловко,что уронил в грязь. - Какая необычайная популярность...Можем мы узнать имя благородного соискателя?
"Имя!Какое у меня имя?Я же не знаю.."
 - Меня зовут сэр Ллиас, - ответил я,ответил так потому,что на глаза мне не попалось ничего,способствующего хоть какой-нибудь фантазии,кроме глумливой физиономии Ллиаса Черного.
lialu: (Default)
 - Ну нельзя,нельзя казнить во время ярмарки!Свихнулись они что ли?! - переговаривались за моей спиной, - такого накличут,ввек потом забот не оберемся..
 - Плевать Ллиас хотел на приметы,и на обычаи он плевал,творит,что захочет,отродье сучье..ишь смотри-ка,как мэр вертится - уж он-то в приметы верит,только знает,что скажи он что супротив,головы ему не сносить.
 - Тоже мне мэр..А чего же Ллиас скрипача по-простому,в переулочке  не порешил?
 - Так папаши своего,старого герцога, боится,грозный папаша-то,он Ллиасу приказывал хотя бы видимость порядка соблюдать.Вот Ллиас и соблюдает.
 - А если Ллиас-старший узнает про казнь?
 - А он  не узнает пока.А потом поздно будет.Оттого по-тихому и без суда.
 - Ну дела...

- Но прежде чем привести приговор в исполнение, - мэр снова нервно прокашлялся, - я хочу напомнить всем присутствующем об обычае принятия вины...
Тут Ллиас Черный яростно сверкнул глазами на мэра.
 - Об обычае принятия вины,издавна существующему в городе Халле - мэр решительно выпрямился, - согласно которому каждый свободный житель Аллирии может принять на себя вину приговоренного,если обязуется выполнить определенные ..эмм..известные всем условия.Если среди присутствующих таковые?
 - Я! - раздался голос в притихшей на мгновение толпе.Человек в монашеской рясе протолкался вперед.
 Увидев его,скрипач отчаянно закачал головой,его бледные бескровные губы прошептали слово,по всей видимости,означающее "нет".
 - С вашего позволения, - произнес голос,от которого холодок пробежал у меня по спине, - я хотел бы принять на себя вину.
Человек с козой вышел вперед.
 
lialu: (Default)
Солнце светило в глаза.Глупо.Я только сейчас понял,что не знаю,сколько мне лет.Возможно,столько же,сколько и приговоренному.Но чувствовал я себя старше его,ненамного,пожалуй,но старше.И еще я чувствовал странным образом,что как-будто узнаю этого юношу.Невозможно,конечно, - откуда? - но это было какое-то странное ощущение родства.Да я ведь сам столько раз думал о себе,как о повешенном(в разных смыслах),и вот теперь встретил человека с похожей судьбой.Нет,не то...Людей с такой судьбой наберется по всей Аллирии не одна сотня.Не то..
 Рядом послышались недовольные возгласы - народ ругался на козу в толпе.Я словно очнулся от своих мыслей,снова вспомнив о хозяине козы.Из-за него я здесь.Он стоял неподалеку,также в первом ряду ,подняв с лица капюшон,так что теперь хорошо было видно его лицо,бледное и безбровое, с легкой полуулыбкой,в которой проскальзывало что-то безумное. Я еще не понимал,что я должен делать,но уже смутно догадывался.
  Начали зачитывать обвинение.Читал,почему-то,сам мэр,поминутно заминаясь и откашливаясь под пристальным взглядом человека с черной бородкой.Ллилас Черный,как видно,желал самолично удостовериться,что все окружающие поняли,на чьей стороне сила и власть.И вся эта картина,и голубое небо,и солнце,и бледное лицо скрипача,и вороны,ожидающие своей законной добычи,и богато украшенные сапоги знати,топчущиеся в весенней грязи,и шум с другой стороны площади,жизнь на которой шла своим чередом - все это имело характер абсурдный и нереальный.Как декорация к ярмарочной пьесе.
lialu: (Default)
Сердце билось тревожно.Я не видел никакого смысла в том,что делал,впрочем - и своей теперешней жизни я не видел ясного смысла.Как можно с уверенностью считать что-либо не правильным?Это было наитие,надтреснутый колокольчик на шее козы(надтреснутый?) зачаровывал,притягивал своей фальшью.Нет,я не мог хорошо его слышать в шуме толпы,и самого человека я едва не упустил,большого труда мне стоило совсем не потерять его из виду.Но я чувствовал человека и звук колокольчика в своей душе,как-будто внутреннее око указывало мне след,который я иначе неминуемо бы потерял.
Человек и его тощее животное слились с самым широким и оживленным потоком людей - тем,что двигался по направлению к ярмарочной площади.Лаврируя в пестроте красных,желтых и голубых лирников,повозок с ослами,форменных мантий алхимиков и корзин,полных трав с оглушающим запахом,я оказался за его спиной,так близко,что мог прикоснуться рукой.Только мое чутье удерживало меня от этого безумия.Ни за что,ни за что нельзя упустить этого человека,из случайного встречного превратившегося внезапно в необыкновенно важную для меня цель.Волнение,давка,толчея и вдруг - пустое пространство.Один угол площади был свободен от людей.Сам того не ведая и не желая, я оказался в первом ряду образовавшегося круга.Внимание было приковано к виселицам,рядом с которыми весьма неудачно расположилась желтая палатка фокусника.Хотя - почему неудачно?Возможно,место это самое прибыльное.Ветерок с виселичной доносил нехороший запашок - солнце пригрело мокрую уличную грязь.В ярко-голубом небе мелькали черный точки - вороны.Парочка из них уселась непосредственно на виселичной перекладине и внимательно наблюдала за происходящим.Неподалеку группа людей,официально одетых,в их числе человек в шляпе с зеленым значком - вероятно,мэр.Собравшиеся оживленно переговаривались,почти спорили.Был так же человек в богатой одежде,с черной,остроконечно-глумливой бородкой.Двое смотровых рядом держали под руки темноволосого человека лет двадцати.
Да,здесь смерть нашла свое место посреди праздника.
lialu: (Default)
 - А что мешает преступникам вовсю пользоваться этим обычаем?
 - Видите ли,принявший на себя вину становится человеком вне закона,он носит метку на виске и не имеет права оставаться в каком бы то не было городе больше трех месяцев.
 - Метку можно скрыть.
 - Ну разумеется!По-этому скрывающий лицо вызывает подозрение. - Торговец ухмыльнулся. - Оглядитесь-ка по сторонам - сколько людей скрывают свое лицо.Не меченные ли?
Я смутился и приподнял немного капюшон с лица.Торговец рассмеялся.
 - То,что вы не хотите быть узнанным,я прекрасно вижу.Но не мое это дело,я вам скажу.Человек вы,кажись,неплохой,разговор вести и дело иметь с вами приятно..К тому же,если вы - принявший вину,с вами обязательно должен быть сам виновный,иначе вы понесете наказание за его преступление.А вы,как я вижу,один,если не считать этого довольно крупного животного в мешке. - Торговец лукаво прищурился.
Да,заприметил,конечно,что мешок не пустой.
 - Несуразный какой-то обычай.Это что же - три года настоящего дома не иметь?
 - Так я и говорю - не популярный обычай.На въезде в город могут на наличие метки проверить с описанием в списке таких вот меченных сверить,да и народ меченных не очень привечает.К тому же - известное дело - зачем преступника казнить,если он на работах пригодится может? - хозяин сбышиков вытер с губ пивную пену. - Хорошее в этом году пиво,забористое.
Тысячи вопросов готовы были сорваться у меня с языка.Я никогда не слышал о таком обычае.И почему я никогда не встречал людей с меткой принятия вины?

 Дверь трактира открылась в очередной раз,впуская уличный шум,смех,ржание чьей-то лошади и...блеяние козы.
 - Подождите меня, - сказал я торговцу,повинуясь какому-то внезапному наитию, - я скоро вернусь.
И не дожидаясь ответа,бросился на улицу.
Через минуту я нашел,что искал.Сам не зная,отчего и зачем я это делаю,я шел следом за человеком с козой.
 
lialu: (Default)
Я потрогал мешочек со сбышиком,висящий на поясе.Внимание привлекать не хотелось - посадил его в мешок,оставив небольшое отверстие,прикрыл плащом и теперь сидел почти не двигаясь,но жутко беспокоясь за него.Больше всего боялся,что он исчезнет навсегда.Глупо,конечно.Зерна я ему сразу достал,воду он пить не стал,а поить его теперь,в общей зале,я не осмеливался.Вот пойди и пойми,как он там себя чувствует...
История о черном ветре мне не понравилась: мало того,что ерунда совершеннейшая,так еще выглядит это все дешево,как...ну как конфета в бесвкусно-яркой обертке.Легенда о мертвом волынщике гораздо лучше - в ней есть хотя бы прелесть городского фольклора..Зато тот неприятный тип с козой вполне мог бы стать героем этой истории - оживший рассказ,незаметный слуга темного мага и его бессловесная спутница.Почти бессловесная.Эта мысль меня позабавила.
 - А,вот вы где! - торговец сбышиками уселся на стул рядом со мной. - Давно развлекаетесь?А я вот совсем запыхался - распродал часть сбышиков знакомым покупателям в условленном месте,а потом чуть товар не потерял и сам едва спасся: какой-то дворянчик с дюжиной пьяных дружков разгромил всю торговую улицу.Скандал,конечно,случился,пытались его к ответственности привлечь,возмещения убытков требовали - но то приезжие,местные его как огня боятся,были рады еще,что так легко отделались да живы остались.А управы на этого молодчика совсем никакой нет,он же тут власть и есть,творит все,что ему вздумается.Тем,кто возмущался,он пригрозил,что сам лично придет для "возмещения убытков",как только протрезвеет.Что и говорить - дрянь редкостная,Ллиласом Черным зовут.

дальше... )
lialu: (Default)
Это старая история,такая старая...

 - Это старая версия,исполнение Мадди Уотерса мне всегда нравилось больше.
Остывающий пепел сигары.Как нырок в глубину.В длинную кроличью нору.Дрожащие на ноябрьском ветру ветви нью-йоркских деревьев.Капли дождя.Так люблю этот старый пасмурный вид за тяжелой портьерой.Дрожащие пальцы больных.Нет,как пальцы святых.Мои старые деревья,старые святые Нью-Йорка.
 - Старина Мадди.. - Айлис улыбнулся,передвигая статуэтку восточного божка,стоящую слишком близко к краю стола из полированного красного дерева.- Старые версии всегда лучше.Вернее,так: старые версии всегда важнее.И когда все кончено,нет ничего лучше старого доброго блюза.
Только ли это,когда все кончено?Слышит мой безмолвный вопрос,но не отвечает,не подает вида.Не знаю,кто больше болен: я ли Нью-Йорком или Нью-Йорк мною.В глубокую темную нору.Безмолвие.Холодный белый свет над операционным столом.То,чего я всегда больше всего боялся: полное забвение,потеря себя.Потеря себя.
дальше... )
lialu: (Default)
 - Сказки,сказки,все ложь,такая же Песни Красной Долины,Иллирион,равнинные бесы,легенда о Храме и Звездная Охота!
 - Заканчивай!
 -  Давай еще!
Голоса слышались со всех сторон,один другого пьянее и противоречивее.В общих спорах не участвуя,стараясь держаться не слишком заметно,но и не прячась особенно(таковое поведение тоже внимание привлекает),я уже целых полчаса сидел за столиком у левой стены с большой кружкой яблочного пива,наслаждаясь непривычным ощущением толпы.Это ощущение нахлынуло на меня сначала вместе с солнечным светом утренних халлийских улиц и было первое время тревожным и каким-то зудящим,как-будто кто-то все время подглядывает за тобой исподтишка.Теперь же оно сменилось успокоением,блаженным чувством саморастворения в чужих лицах и жестах,чувством приобщения к общему разговору.В головокружительном смешении запахов пищи,специй,яблочного пива,вина,возгласов и шумов я забывал самое себя.Не знаю,чем среди сотен халлийских трактиров и забегаловок мне так приглянулся "Конь и пион",ничем,кроме любопытного названия,от других не отличавшийся.Просто в атмосфере его было что-то неуловимо притягательное.Торговец отправился "сбывать сбышиков постоянным клиентом" и обещал присоединиться ко мне позже - "для выпивки и приятного разговора".
дальше... )

Profile

lialu: (Default)
lialu

May 2015

S M T W T F S
     12
34 56789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 27th, 2017 02:48 am
Powered by Dreamwidth Studios