lialu: (лилия)
[personal profile] lialu
   Брр, этот эпизод мне надоел, не буду пока его переделывать.

    Лиин Аррас, придворный арфист и заведующий ритуалами королевского дворца Аллира, стоял у Малых ворот внешнего городского круга и смотрел на высящийся на другом конце Виселичного поля домик сэра Айлиса. Неказистое строение нелепо косилось в разные стороны десятками остроконечных башенок, над трубой его вился дымок. На Виселичном поле царило весеннее оживление, зацветали ранние травы: жёлтый молельник, пухоцвет, покрывались мелкими звёздочками жесткие стебли щавельника; виселица тоже не пустовала. Это орудие правосудия расцветают в эту пору особенно ярко. Лиин смотрел на домик мага, и его искренним, хотя и мучительным для гордости желанием было оказаться там в мгновение ока. В тоже время сила, более могущественная, чем его желание, удерживала арфиста на месте. В домике незадолго до его появления скрылись королевский шут и сэр Лю. Лиин не мог их видеть, но знал, что это было так.
Как же он, правая рука Сааса, занимающий одну из высших должностей при дворе, оказался здесь, готовый совершить то, что ещё вчера посчитал бы для себя невозможным? При нём не было стражи и собак, он пришел один. О чём бы он стал говорить с сэром Айлисом теперь, после того, как накануне ворвался в его дом с псовой охотой?
   О чем вообще говорить с этим магом-выскочкой, укрывающим флейтиста?
   О том, что всю свою жизнь с тех пор, как он увидел арфу во сне и осознал, чего он хочет, с тех пор, как пожелал увидеть мир и покинул свою родину , он совершал ошибки и только ошибки? Что единственной его виной была доверчивость к людям? Он не мог придумать. Арфист и теперь не ставил случившееся себе в вину. Всё было так, как должно было быть: он, Лиин остался во дворце, а флейтист вынужден спасаться бегством, как самый обыкновенный убийца. Конечно, ходили слухи, но слухи всегда можно прекратить. Всё было правильно... но не имело теперь никакого смысла. Сегодня он встретил человека с козой и все изменилось. Просить о помощи сэра Айлиса - это было немыслимо, кровь так же горела в нём, требуя мести, это было бы наихудшим, что он мог сделать, но еще сильнее память Шиу. Что может быть дороже личных чувств? Только память твоего народа. Ни о чём другом другом не мог теперь думать придворный арфист и заведующий ритуалами королевского дворца Аллира, кроме как о том, как однажды...
   Однажды, в очень древние времена, когда земля Шиу еще слышала песни первых богов, и древнее солнце ещё освещало их страну светом уходящего золотого века, в столице империи Шионе появился человек, называвший себя Джайсой из Шааса. Человек вел на верёвке худую козу и желал увидеть, как живет народ Шиу, прославленный в сказаниях и легендах. И увидел он, что сила их магии ослабела, что слова их не способны больше восстанавливать храмы, и что разрушается Великая Стена, долгие века охраняющая империю от полчищ врагов, стремящихся в её благословенные земли. Солнце стояло высоко в небе, и приветливыми казались магам Шиона слова Джайсы из Шааса; он обещал помочь народу Шиу в его несчастьи. Он сказал, что обладает силой и показал им. Одной лишь волей и силой желания воссоздал он рушащийся храм в центре Шиона, на восстановления которого магам Шиу понадобились бы многие дни и ночи. И увидели Шиу, что Джайса из Шааса великий маг, и удивились. Солнце стояло высоко, и человек, приведший с собой козу, обещал, что восстановит Великую Стену, если только скажут ему Шиу свое тайное слово, которое пополнит его силу, могущественную, но всё же недостаточную для великого деяния. На что Шиу отвечали ему, что слово их ослабело, и магия их ничто по сравнению с могуществом человека из Шааса. Но человек, приведший с собой козу, лишь улыбнулся, и ложью сверкнула на солнце его улыбка: пусть скажут своё маленькое слово, и оно спасет их. Тогда Шиу поверили ему и сказали ему свое слово силы, и он предал их. Сила его возросла, и начали они просить его выполнить обещанное, но он лишь рассмеялся в ответ. Он рассмеялся, и от смеха его прошла по Стене великая трещина, принесшая великое разрушение и ознаменовавшая собой закат великой империи. А человек из Шааса, не слушая их проклятий, ушел со своей козой, унося с собой слово Шиу. С тех пор слава Шиона угасла, и земли его исчезли с карты земли. А каждый из оставшихся шиу вынужден выполнять любой приказ человека из Шааса, ибо нет у них больше защиты против него.
   Очень старая история. Многие скажут: сказки. Но то, что стало сказками теперь, когда-то было правдой, и есть еще на земле люди, живущие по этой правде. Лиин был из таких. Он помнил древние законы, но если раньше сказания, повествующее об этих законах, были уделом безвозвратно ушедшего прошлого, то сегодня, на исходе Белого месяца, в первый день Весенней ярмарки он встретил человека из сказки наяву, и прошлое предстало перед Лиином во всей силе и реальности.
   Он встретил его на Королевском тракте, по пути из Аллира в Предместья: древний демон лжи брел в потрепанном нищенском одеянии, ведя за собой на веревочке худую козу. Лиин почти сразу узнал его. Какой Шиу не узнает Джайсу из Шааса? Конечно же он узнал его. Человек был грязен, от него несло привычным для его сословия запахом пота и немытого тела, и он задал Лиину бессмысленный в своей очевидности вопрос: "ведёт ли эта дорога в столицу?". Конечно же ведёт, любой идиот знает, что это Королевский тракт ведёт в столицу! Лиин только кивнул небрежно и хотел было уже проехать мимо, но что-то неуловимо знакомое в облике нищего заставило его замедлить шаг лошади.
- Ты идёшь верно, если не будешь сворачивать, скоро будешь у Внешних Ворот, - синие глаза Лиина чуть сузились, рассматривая встречного.
Встречный, казалось, был рад небрежно брошенным ему словам и оживленно потирал грязные, узловатые пальцы рук:
- Иду верно, это хорошо, то-то будет славно.. А ты, сэр Аррас, едешь совсем не в том направлении.
- Я не понимаю, - холодно ответил Лиин.
Он не поверил сначала, а человек с козой, по-видимому, был в восторге от произведенного им эффекта:
- Да чего тут понимать? - спросил он, притягивая к себе козу, потянувшуюся было к пожухлой траве на обочине. - Ты едешь из столицы, а в это время сочувствующие флейтисту сэр Лю и королевский шут удирают из дворца. И ваши наблюдатели пропустили их - как неосторожно! Но я подскажу тебе, где искать.
Никакого сомнения, это был он.
- Мне не нужны твои подсказки. - рука Лиина незаметно легла на рукоятку заткнутого за пояс ножа. Он никогда не убивал им людей, нож был скорее для красоты, но теперь, видит Небо, он сумел бы.
- Пешим ходом, через Малые Ворота и поле к дому у виселицы. Еще сможешь ещё успеть, если поторопишься, - заявил человек неожиданно резким, не допускающим возражения тоном.
- Мне не нужны подсказки, - повторил Лиин.
Если бы он сумел.
- Подсказки нужны всем, особенно тем, кто плохо соображает. А я отправляюсь во дворец, надеюсь, советник Саас примет меня.
Человек улыбнулся. Больше всего в этот момент Лиин сожалел, что он не пеший - верхом на лошади попасть в человеческое сердце затруднительно.
- Если только тебя пропустят дальше Внутренних ворот.
Нищий рассмеялся:
- О, меня они пропустят. Для меня у Первого советника всегда найдется время, сэр Саас удивительно дружелюбен и гостеприимен к бедным людям вроде меня. А вот в дружелюбии Шиу я с каждым разом разочаровываюсь всё больше и больше, - лицо нищего печально вытянулось, - каждый представитель вашего рода при встрече со мной хватается за нож.
Кровь бросилась в лицо Лиину, на короткий момент не он, но рука его почувствовала, что может выхватить нож и метнуть в сердце обидчика, но один только взгляд нищего - тяжелый, полный скучающего любопытства и непререкаемой силы - остановил движение руки.
- Скажи-ка, разлюбезный сэр Аррас, - в голосе нищего больше не было показного дружелюбия, - даже если бы ты мог убить меня, чью жизнь советник ценит больше - мою или щенка, вроде тебя? Подумай об этом хорошенько. Ты многого не знаешь.
Как будто бы Лиина волновала его жизнь. Но он ничего, ничего не мог сделать, только безвольно смотреть, как Джайса, дав знать, что разговор окончен, удаляется и исчезает в потоке спешащих по Королевскому тракту.
   Да и как бы он смог? Шиу веками пытались и не смогли. .
   Совсем позабыв о деле, по которому спешил из столицы, Лиин вернулся в город, оставил лошадь в торговой конюшне (всё же лучше, чем возвращаться в верхние городские круги), прошел половину внешнего городского круга с его едким запахом грязных сделок и воровства и остановился у Малых Ворот - тех, что выходят на дорогу к виселицам. Выходить за ворота желающих было мало, и охранялись они по обыкновению плохо. Вот и сейчас место стражников пустовало; только какой-то местный полоумный копошился на мостовой рядом с кружкой для подаяний. Лиин стоял в воротах, и мучительные, противоречащие друг другу чувства сменялись в его душе одно за другим. Как мог он быть настолько глуп, чтобы думать, что Джайса позволит кому-нибудь из Шиу надеяться на освобождение? Как можно было надеяться, что Джайса забудет о них? Лиин поддерживал все начинания Сааса по возрождению древней магии, думал, что отыскал выход, но теперь все пошло прахом. Саас советуется с человеком из Шааса. А там, где появляется человек из Шааса, всегда присутствует ложь. Ложь! Погубившая его, погубившая его народ. Всё было ложью.
Потом мысль (не прозрение в Игру, нет, но нечто похожее на предчувствие) пришла ему в голову: между Айлисом Бертраном и Джайсой из Шааса существует необъяснимая, но ясно ощутимая связь, и он, Лиин, властью судеб находится на стороне Джайсы. Это было чем-то новым. Лиин мог бы обвинить Айлиса в измене за укрывательство сэра Лю и шута (нету никаких сомнений, что измена имела место быть), но.. Но если Айлис поможет ему убить человека с козой? Слава о нем горела бы в веках в землях Шиу - о нем, простом арфисте, освободившим свой народ из тысячелетнего рабства! Сам Лиин никогда не сможет. Нужно было сделать лишь один шаг, чтобы переступить через гордость: ступить на дорогу и зашагать к дому. Гордость, гордость. Во всякой игре рано или поздно наступает момент, когда кто-то из игроков пытается смешать карты. Лиин понятия не имел, может ли игрок в этой интуитивно чувствуемой им игре переходить на другую сторону. Пожалуй, он сумел бы; даже если придётся взять на себя вину..
"Конечно, я могу перейти", - решил Лиин. На какое-то мгновение.
   А потом зазвонил колокольчик.
   Тихо-тихо, и совсем близко. Лиин окинул взглядом улицу, заваленную грязными тюками сгруженных прямо на мостовую товаров. Нигде ничего похожего на колокольчики. Звонят ли то монеты в кружке у полоумного? Но нет - это колокольчик на шеи Джийи, его козы, Лиин чувствует это. Он где-то совсем рядом. Холодная волна древнего, бессмысленного страха захлестнула арфиста. "Если я перейду, то что я скажу Айлису? Придётся взять на себя вину, или хотя бы часть её. И я совершенно чужой там. Я не могу сопротивляться.".
Нет, конечно же он не может перейти.

   Арфист вздохнул и пошел в обратную сторону.

Profile

lialu: (Default)
lialu

May 2015

S M T W T F S
     12
34 56789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 25th, 2017 09:52 am
Powered by Dreamwidth Studios